Версия для слабовидящихОсновной дизайн

248600, Калуга, ул. Достоевского, 44,

телефон (4842) 575-144, www.detstvo-life.ru,

psycholog050@yandex.ru, skype - semya40

Обратная связь Мы находимся здесь

Министерство труда и социальной защиты Калужской области

Центр

Государственное казенное учреждение Калужской области

Истории приемных семей/назад

История семьи Гришуненковых


История семьи Абрамовых


История семьи Гафаровых


История семьи Орловых

 

История семьи Райдер

История семьи Данилкиных

 

Визит к Гришуненковым

Мой визит к Гришуненковым, в село Овсорок, что в Жиздринском районе, пришелся в момент, когда в прессе появилась хорошая новость для будущих приемных родителей об увеличении единовременных денежных выплат усыновителям детей-сирот до 100 тысяч рублей. После введения «закона Димы Яковлева» (российского ребенка, усыновленного американскими родителями, которого папа оставил на целый день в запертой машине на тридцатиградусной жаре, и мальчик погиб) наши власти принялись рассматривать меры по стимулированию усыновления детей. Одной из них стало предложение поднять единовременные выплаты. - Это, конечно, хорошо, - в один голос заявили Лариса Михайловна и Геннадий Петрович, едва мы коснулись этой темы. Они вспоминали, в каком виде привезли из интерната своего Андрюшу - вещи на нем были такие, что их все, от трусов до шапки, пришлось выбросить и купить новые. Точно так же было, когда они взяли в свою семью Таню. Средства нужны не только на одежду, еду. Необходимы кровать, стол, где ребенку учить уроки, компьютер, игрушки и многое другое, без чего сегодня воспитание детей невозможно представить. Серьезная выплата приемным родителям позволит приобрести для ребенка все необходимое. - Но если кто-то собирается взять сироту ради денег, хочу предостеречь, ни в коем случае не делайте этого, - говорит Геннадий Петрович, - уверяю - это не лучший способ заработка. Детьми заниматься надо, любить их такими, какие они есть, со всеми недостатками, плохими привычками. Если ребенок педагогически запущен, что обычно бывает со всеми детдомовскими, необходимо срочно обращаться к специалистам, психологам, чтобы не усугубить ситуацию. Перед Богом будем отчитываться за детей. У Гришуненковых их четверо. Двое кровных - Павел и Наташа, двадцати двух и девятнадцати лет, двое приемных - Андрей и Таня. Ему четырнадцать, ей - двенадцать. Родителями Лариса и Геннадий стали в юном возрасте. Паша родился, когда маме едва минуло девятнадцать. Папа был на год постарше. Жили в школьном общежитии. А на дворе - лихие девяностые. Геннадий работал водителем в колхозе, Лариса - секретарем в сельсовете. Ох и настрадались они! Зарплаты, как и повсеместно в то время, задерживали. Денег Гришуненковы не видели месяцами. И если б не их родители, которые держали уйму скота, им совсем бы туго пришлось. А тут еще из общежития попросили. Хоть караул кричи. - Ничего, прорвемся, - утешал Геннадий жену, безумно любил которую с седьмого класса. Надо отдать должное супругам, жизненные испытания мужественно преодолевали вдвоем, ни в чем не упрекая друг друга, не предъявляя претензий. Выхлопотали себе дом, вернее, это была коробка: крыша и стены без какой-либо отделки, оборудования. Но площадь большая: три просторные комнаты, кухня. Геннадий с тестем, благо тот строитель, принялись достраивать, отделывать дом, проводить коммуникации. Теперь там есть и газ, и отопление, и горячая вода. И пристройки всякие. А тогда семья въехала в дом, лишенный элементарных удобств. Зато новоселье справляли уже вчетвером. У Паши появилась сестренка Наташа. В воспитании детей Гришуненковы всегда опирались на опыт своих бабушек и дедушек, которые учебу, труд, уважение к старшим считали основой. А еще их главная заповедь - жить по совести. Этому учили и учат своих детей и Лариса Михайловна с Геннадием Петровичем. Да, бывает, спорят порой по вопросам воспитания теперь уже приемных детей (свои выросли), но скандалить - никогда! Мирно и тихо стараются разрешать все проблемы. И так было всегда. Они не давили на детей с выбором секции или кружка, когда те еще учились в школе. Не навязывали своего мнения в выборе профессии. Не долбили подрастающему Павлу: не кури, не пей. - Это твоя жизнь, - говорил отец сыну, - хочешь, строй ее как сосед, окончательно спившийся и потерявший все. Или как тот наркоман, о судьбе которого мы смотрели с тобой передачу по телевизору. Выбирай, как будешь жить. Павел вырос правильным, справедливым, как, впрочем, и его сестра. Их не интересуют, как многих сверстников, ни пиво, ни сигареты. Лучше в волейбол поиграть вместе с родителями, на лыжах покататься, в лес за грибами сходить или на рыбалку. По окончании школы Павел работал в охране в Москве, поступил в радиотехнический техникум, затем - армия. После службы экстерном сдал экзамены в техникуме. Работал электриком в цехе по сбору окон, опять в охране. Он искал свое место, набивал шишки, приобретал опыт. Теперь преподает физику и информатику в техническом училище и очень доволен. Собирается поступать в педуниверситет. Его ценят в коллективе. В Жиздре он получил комнату, но к родителям приезжает регулярно, предварительно созвонившись с сестрой. Наташа заканчивает тот же техникум, что и Павел, но уже поняла, что программистом не будет, ее увлекает психология. Намерена учиться дальше. Приезд старших детей - всегда праздник для родителей и Андрея с Татьяной. К этому дню в доме непременно готовится что-нибудь вкусненькое. Таня с мамой пекут пироги с разными начинками. Папа с Андреем готовят плов, салаты. Паша был восьмиклассником, а дочка училась в шестом, когда Лариса Михайловна решила, что нужен еще ребенок. - Скоро дети вырастут, уедут, и что мы вдвоем будем делать в этом большом доме? - спрашивала она мужа. - Давай родим… В этот момент по телевизору рассказывали о брошенных детях, звучала жуткая статистика о социальных сиротах. Геннадий Петрович, человек ранимый, который никогда не пройдет мимо нищего - отдаст последние деньги, не первый раз смотрел передачи на эту тему, читал в газетах о детях, оставленных в доме ребенка, попавших в приют или детский дом. У него болела душа о них. Но заговорить об этом с женой он не решался. А тут подходящий момент: «Может, возьмем из детдома?» Лариса Михайловна оторопела. Долго думала, сомневалась. Умная жена никогда не позволит себе идти впереди мужа. Хоть на полшажочка, но сзади, потому она не могла не принять предложения Геннадия. Приняли его и дети. В апреле 2006 года Гришуненковы привезли из интерната Андрюшу. Родители Геннадия Петровича всполошились, увидев шестилетнего мальчишку, у которого постоянно был открыт ротик (аденоиды затрудняли дыхание): «Господи, кого же вы взяли?» - Кого надо, того и взяли, - резко обрубил дальнейшие рассуждения Геннадий Петрович. Ребенок действительно выглядел забитым, неряшливым. На него было больно смотреть. Ну а каким же он еще мог быть, если в три года ходил по рынку, побирался, искал пьяную маму. Им же никто не занимался. В чем его вина? Родился он в хорошей семье. У него были красавица мама, окончившая в свое время с золотой медалью школу, успешный папа, любящая и умная бабушка. Но так случилось, что мама тяжело заболела - рассеянный склероз. От горя она запила, папа вскоре умер. Семья рассыпалась, как карточный домик. Дети, у Андрюши есть старший брат, оказались в интернате. Позже брата забрали в приемную семью, а Андрюшу не взяли, воспитатели объясняли, что для тебя, мол, кроватки нет. Для малыша это был страшный удар. Первым делом Гришуненковы прооперировали Андрюшу, и постепенно ротик его стал закрываться. Не нужно было много времени, чтобы понять: мальчик умненький, у него отличная память, врожденная интеллигентность. Хотя при всех этих достоинствах врун он был несусветный, абсолютно не понимал, что говорил. Неприличными словами, например, сыпал направо и налево. А шутки выдавал такие, что у Наташи глаза на лоб лезли. Воспитывали его все: и дети, и родители. Выправлялся, но учиться никак не хотел. Учительница говорила, что он способный, но попробуй заставь этого способного почитать. Если это все же удавалось - пересказывал потом все слово в слово. Во втором классе Андрей учился уже хорошо. И врать стал меньше. Разбил кружку - признается. Идет как-то весь зажатый: «Я штору на веранде оторвал». - Ну и что? - удивился папа. - Повесим. Ты же знаешь, что за правду тебя никто не накажет. Математика, физика, история - любимые предметы Андрея. Он победитель районных олимпиад. А как вырезает лобзиком, мастерит и расписывает разделочные доски! А как помогает папе во всех мужских делах! И никто его об этом не просит. Идет Геннадий Петрович ремонтировать забор - и он за ним, укладывает щебенку возле гаража - Андрей вместе с ним. У Тани тоже постоянное стремление помочь, порадовать родителей чем-либо. Если они уезжают куда-то по делу, к их возвращению Таня с Андреем наведут образцовый порядок в доме, приготовят ужин. История появления Тани в семье примечательна. Из детдома ее взяли на время: надо было присмотреться друг к другу. А когда неделю спустя Гришуненковы привезли ее обратно, чтобы заняться оформлением документов, оказалось, что у девочки врожденный порок сердца. Директор не знал об этом. Он искренне извинялся, заметив, что если они откажутся от Тани, их поймут и не осудят. Гришуненковы были в шоке, особенно Лариса Михайловна. Уж больно страшный диагноз. Но как отказаться от ребенка, которому дали надежду?.. - Мама, Таню надо забирать в любом случае, даже если ей жить осталось всего неделю, - горячился Павел. - Ну конечно, конечно, сынок. Считавший виноватым себя директор детского дома сделал все, чтобы девочку прооперировали в институте имени Бакулева. Мало того, он устроил Ларису Михайловну в детский дом нянечкой. В этом случае она имела право поехать с Таней в Москву и находиться там с ней во время и после операции. Лариса Михайловна провела там с девочкой самые трудные три недели. После чего Таню надо было возвращать в детский дом, оформлять документы. Но все уже было подготовлено благодаря тому же совестливому директору. А ведь на это обычно уходят месяцы. Как же радовались все Гришуненковы, что из Москвы Таня вернулась домой! Лариса Михайловна уволилась с работы, чтобы выхаживать дочку. Ведь схема приема лекарств была такой сложной, что она с ног сбивалась. По целой таблетке, по половинке, по четвертушке - строго по времени. Все расписано по минутам... Выходить на улицу, в больницу - только в маске, а вдруг инфекция? Пока медики наблюдали за Таней, она была на инвалидности. Теперь, слава Богу, все хорошо. Она обычный ребенок, занимается спортом: лыжи, велосипед. Никаких ограничений, кроме бани и очень большой нагрузки. С Андреем они неразлучны. Настоящие брат и сестра, что бесконечно радует родителей. Они буквально выпестовали этих детей, которым хорошо дома. Они знают, что такое семья, а став взрослыми, смогут создать свои семьи. В этом Гришуненковы не сомневаются

По материалам А.Н. Миловой


Истории приемных семей